Всем выйти из сумрака. Почему готический стиль снова с нами

T

Всякое действие имеет противодействие, а на любой тренд найдется контртренд. Вот и яркая, жизнерадостная мода предстоящего сезона, которую успели окрестить dopamine dressing, отбрасывает в сторону сумрачную тень. Накануне Хеллоуина фэшн-журналист и автор телеграм-канала wannabeprada Светлана Падерина рассказывает о тенденции на неоготику.

Авторы заметки «Траурный костюм: возвращение готической моды» в The Guardian утверждают, что за год количество поисковых запросов по теме goth fashion увеличилось на 21% и что на волне этого тренда люди скупают ободки с рожками и туфли на платформе. «Многие черты готического нарратива легко воспринимаются как социальные и политические метафоры», — комментирует растущую тенденцию профессор Ланкастерского университета Кэтрин Спунер. «Выход из пандемии можно сравнить с возрождением, возвращением к жизни после заключения в гробнице», — добавляет профессор Ник Грум, соавтор книги «CoronaGothic: Cultures of the Pandemic».

↑ Louis Vuitton

↑ Khaite

Другие специалисты считают, что интерес к мистическому возникает в сложные периоды: люди пытаются найти ответы на волнующие их вопросы за пределами физической реальности, обращаясь в том числе к магии, гаданиям на Таро, духовным практикам. Все это так или иначе воплощается визуально: модные коллекции и социальные сети наполняются темными интригующими образами. Вдохновение потусторонней красотой приходит также из Средневековья, поскольку дизайнеры проводят очевидные аналогии между современной пандемией и древней эпидемией чумы. И даже если они не выводят мрачные сюжеты на первый план, то как минимум генерируют настроение легкой тревоги. «Вы словно находитесь в красивом, идеальном месте… но что-то зловещее бурлит под ним» — так описывает тональность своей новой коллекции Джун Такахаши из Undercover. «Мне нравится образ вампира, который путешествует сквозь века, приспосабливаясь к дресс-кодам той или иной эпохи», — говорит Николя Жескьер в релизе весенней коллекции Louis Vuitton.

Новый старый черный

Историк моды Валери Стил акцентирует, что черный — это не только траурный цвет: «Он может быть сексуальным, строгим, интеллектуальным, артистичным, практичным, панковским. И, как мы видим на примере последнего образа Ким Кардашьян на Met Gala, он может быть громким и провокационным». Именно многозначность и многогранность черного вкупе с его универсальностью не позволяют ему быть аутсайдером даже при самой бурной палитре.

↑ Balenciaga

↑ Givenchy

↑ Louis Vuitton

На многих показах сезона весна-лето 2022 черному цвету посвящены не просто отдельные выходы, а целые блоки, создающие резкий контраст с новыми яркими и жизнерадостными оттенками. Креативный директор Balenciaga Демна Гвасалия, памятуя о том, какую большую роль играл черный цвет для самого Кристобаля Баленсиаги, возводит его в абсолют и уже который сезон показывает монументальные силуэты, не отвлекаясь на принты и оттенки. Таким же высказыванием черный становится для Givenchy и для Рика Оуэнса, который вернулся на подиум.

↑ Rick Owens

Готика и эротика

Любая субкультура рано или поздно фетишизируется, и в случае с готикой это хорошо заметно: к примеру, современный образ доминатрикс явно имеет общие корни с образом ведьмы — властной, эмансипированной женщины, владеющей сакральным знанием и умеющей подчинять себе людей. Резкая, порой даже гротескная сексуальность стала лейтмотивом будущего сезона, на то есть целый калейдоскоп причин, начиная с активации трендов ранних 2000-х и заканчивая посткарантинным желанием перебраться из треников во что-то гораздо более соблазнительное.

↑ Christopher Kane

↑ Versace

↑ Acne Studios

Этому желанию хорошо отвечают бренды с суперженственной одеждой. В коллекции Alaia креативный директор Питер Мюльер показал среди прочего черные обтягивающие комбинезоны (catsuits) с высокими перчатками и готические макси-платья с капюшонами. Кристофер Кейн вновь вдохновился эротикой и фетишизмом: у него есть черные лаковые плащи, платья с неожиданными вырезами и бандажными перетяжками. Элементы БДСМ — кожаные корсеты, обтягивающие комбинезоны, кожаные гартеры — присутствуют в коллекции Acne Studios, сообщая о том, что пикантными фантазиями сегодня увлекаются не только секси-бренды.

↑ Alaia

Страна Фантазия

Заметно, как на волне увлечения темными материями трансформируется неоромантический стиль. Наивные и нежные вещи, как в ранних коллекциях Cecilie Bahnsen и Molly Goddard, усложняются и становятся все более драматичными. Пышные оборчатые платья с объемными рукавами и воздушные наряды из многочисленных слоев тюля проще простого увести из романтики в драму — достаточно лишь выполнить их в тотальном черном цвете. Именно так поступили Simone Rocha, Carolina Herrera, Alessandra Rich и другие марки, специализирующиеся на конфетно-женственных образах. От пандемической романтики не удержался и Николя Жескьер, предъявив в качестве ее примеров бархатный кейп с большим отложным воротником, макси-платье из тонкой сетки с кружевом и вышивкой, просторную асимметричную блузку, поблескивающую, как ночное небо, и даже куртку-фрак — все, разумеется, в разнообразных оттенках черного.

↑ Cecilie Bahnsen

Кроме того, в списке инспираций оказалась эстетика фэнтези, которая объединяет мистическое с историческим, а сказочное — с реальным. Примерно так же модели, демонстрировавшие классические тренчи Burberry, внезапно оказывались с натуралистичными гипертрофированными ушами, а фламандские рыбаки из артизанальной коллекции Maison Margiela переносились из хмурого прошлого в технологичное будущее, умножая причудливые настроения этого сезона.

↑ Simone Rocha

↑ Burberry

↑ Simone Rocha

false7671300falsetruetrue[object Object]{«width»:1000,»column_width»:60,»columns_n»:12,»gutter»:25,»line»:20}{«mode»:»page»,»transition_type»:»slide»,»transition_direction»:»horizontal»,»transition_look»:»belt»,»slides_form»:{}}{«css»:».editor {font-family: Helvetica; font-size: 16px; font-weight: normal; line-height: 24px;}»}

Источник: buro247.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий