Лето, проведенное в Рф. Чему оно обучило русских дизайнеров

T

Это случилось. Неодолимые границы дали нам шанс изучить Россию. Золотое кольцо и Российский Север, ладожские шхеры, Байкал, Алтай и остальные места, которые поначалу казались безальтернативными вариациями, стали источником обеспеченного опыта, в том числе зрительного. И кто, как не дизайнеры, — творческие люди, чутко улавливающие красоту, — могли оценить художественный потенциал страны.

Фрол Буримский в первый раз оказался в Каргополе годом ранее. Дизайнер так впечатлился наследием Российского Севера, что уже через полгода привез в Париж новейшую коллекцию собственного бренда Flor et Lavr, воодушевленную увиденным в Архангельской области: трехсотлетними древесными храмами, каргопольской глиняной игрушкой, старенькыми избами, теплотой местных обитателей. Еще через полгода — в летнюю пору 2020-го — Фрол возвратился в Каргополь, чтоб провести тут, в Христорождественском соборе на берегу Онеги, показ (даже от видео с его фрагментами бегут мурашки и захватывает дух). «Необходимо создать российское модным», — повторяет дизайнер в собственных интервью, да и сам хорошо совладевает с поставленной задачей. В летнюю пору инстаграм Фрола служил нам путеводителем по деревням Ленобласти, Пушкинским горам и Новгородской области, где находится возрождённая фабрика «Крестецкая строка».

Презентация Flor et Lavr в Христорождественском соборе. Фото: Абдула Артуев

Фрол не 1-ый год изучит русскую идентичность. До пуска своей марки он семь лет работал с Ульяной Сергеенко — вкупе они одними из первых в нашей промышленности начали продвигать российское: не кокошники и матрешки, а древние техники. За практически 10 лет существования бренд Ulyana Sergeenko работал с несколькими десятками обычных ремесел: крестецкая строка, вологодское и елецкое кружевоплетения, вышивка речным жемчугом, золотая канитель, как на окладах окон, техника верховой ручной набойки, резьба по камню, роспись по коже, керамике и почти все другое. Ульяна сотрудничала как с большими фабриками вроде «Правительского фарфорового завода», узорчатый фабрикой «Снежинка», «Ростовская финифть», так и с отдельными живописцами и мастерами, которые обладают практически исчезающими техниками.

Ulyana Sergeenko Couture, осень-зима 2020.
Серьга изготовлена из Вологодского узоры

Лето 2020-го сделалось особым для Ulyana Sergeenko. Заместо Парижа, где дизайнер представляет кутюрную коллекцию, команда бренда отправилась в поселок Крестцы Новгородской области, чтоб доснять кинофильм о том, как создавались элементы из «Крестецкой строки» для новейшей коллекции — его презентовали на онлайн-неделе высочайшей моды. В ролике можно узреть Марию Евгеньевну Афанасьеву — художницу «Крестецкой строки», которая пришла работать на фабрику в 1971 году: мастерица посодействовала бренду с созданием рисунков для новейшей кутюрной коллекции. Также Ульяна Сергеенко начала подготовку к десятилетию собственного бренда в последующем году. Уже понятно, что юбилейная коллекция, которую представят в январе, станет торжеством обычных ремесел: не считая крестецкой строки и вологодского узоры в ней будут изделия с кадомской вышивкой, ростовской финифтью и хрусталем из Гусь-Хрустального.

Ulyana Sergeenko Couture, осень-зима 2020.
Мини-платье, декорированное крестецкой строкой

Поглядеть эту публикацию в Instagram

Публикация от VIKA GAZINSKAYA (@vikagazinskaya) 22 Авг 2020 в 12:44 PDT

«В эстетике собственного бренда я не использую интенсивно элементы российской культуры, но всё равно считаю, что на меня очень влияет то, что меня окружает, — гласит Вика Газинская. — Помню, как в студенчестве меня поразил Переславль-Залесский, где у нас проходил пленэр. С того времени прошло 20 лет, но ничего не поменялось: я как и раньше считаю, что русскому человеку для глаза необходимо глядеть на родное». Самым мощным зрительным впечатлением этого лета для Вики стал Ростовский кремль: «Это величавое архитектурное сооружение, которое непременно нужно глядеть вживую — фото не передают его размах и протяженность. Не могу уверенно сказать, что собираюсь внедрять приобретенный зрительный опыт в свои коллекции. Я просто впитываю всё, что вижу, и никогда не понимаю, каким образом это изольется наружу».

О схожем состоянии гласит Светлана Сальникова, дизайнер марки Fy:r, посвященной «утерянной культуре Российского Севера». В просветительском блоге марки Светлана ведает о вышивке Пудожского района и российских тканях, а в коллекциях ссылается на душегреи, фартуки и остальные элементы государственного костюмчика. Сиим в летнюю пору дизайнер отправилась в путешествие по Белоснежному морю под парусами. «Мы спали на мягеньком оленем мху, мылись в море, готовили свежайшие беломорские мидии, поджаривали лисички, прогуливались в баню и смотрели северное сияние, — ведает дизайнер, ворачиваясь домой в поезде „Мурманск — Новороссийск“. — Разговаривая с местными капитанами, я восторгалась их притягательностью, радушием и таковым тихо философским отношением к миру. Все трудности кажутся решаемыми, когда вокруг таковая краса и безграничное море. На данный момент трудно сказать, как буквально эти воспоминания отразятся в коллекциях. Мне не хотелось что-то специально находить либо обдумывать, я лишь как губка впитывала цвета и фактуры».

Фото из архива Светланы Сальниковой

Воззвание к локальной культуре у наших дизайнеров нередко строится на мемуарах из юношества. Дизайнер WOS Андрей Артемов родился и вырос в Уфе. В собственной дипломной работе Уфимского муниципального института он изучил народные костюмчики Башкирии и Урала в целом. Коллекция WOS сезона весна-лето 2021 также будет базирована на культуре родного края, где дизайнер гостил сиим в летнюю пору. В собственном инстаграме Андрей поделился фрагментами коллекции — в принтах угадываются классические башкирские орнаменты, а также цветок курая, местный знак. Что в особенности приятно, WOS покажет эти вещи во время Недельки моды в Париже.

Поглядеть эту публикацию в Instagram

Публикация от Andrey Artyomov (@andreyartyomov) 18 Сен 2020 в 4:46 PDT

Поглядеть эту публикацию в Instagram

Публикация от Andrey Artyomov (@andreyartyomov) 19 Июл 2020 в 12:28 PDT

Поглядеть эту публикацию в Instagram

Публикация от ROMA UVAROV DESIGN (@romauvarovdesign) 16 Май 2020 в 3:58 PDT

На русского дизайнера Рому Уварова карантин, проведенный на родине в Адыгее, городке Майкопе, сработал в оборотную сторону: он больше не желает употреблять эстетику российской провинции, которую изучил пару лет. Дизайнер печатал на платьицах фото российского новогоднего застолья, выпускал блузы, напоминающие о клеенках в деревне у бабушки, делал фурнитуру из русских ложек, сумки — из старенькых плюшевых медведей. «Меня нередко побуждал быт родных мест, но опосля пандемии я пришел к грустному заключению. Весь российский спектр и эстетика сейчас воспринимаются как бедность, безысходность и грусть. Быт, в котором на данный момент живут почти все люди в нашей стране, — это ведь не их личное желание и выбор. Они просто не могут дозволить для себя жить по-другому. Сейчас мне кажется, что вдохновение нашей провинцией смотрится как некоторое глумление над людьми, которые живут как могут».

Дизайнер Оля Костерина (Olya Kosterina) в коллекции, над которой работала во время карантина, обратилась к собственному детству, проведенному на перифериях Ярославля. «Мы весьма обожали изучить заброшки, и наша новенькая съемка будет это открывать», — поделилась дизайнер. Основоположница петербургского бренда Mur Аня Дружинина провела лето на даче в Ленобласти, пересматривая семейные фото и старенькые слайды: «Моя мать так прекрасно одевалась и все шила сама. И меня обшивала, и моих Барби. Выходила таковая мода в миниатюре — неописуемые свитеры, береты, шубы, вечерние платьица». В летнюю пору Аня с командой работала над очередной коллекцией из русских тканей, в том числе из старенького парашютного шелка.

Поглядеть эту публикацию в Instagram

Публикация от @druzhinina 12 Июл 2020 в 5:21 PDT

Поглядеть эту публикацию в Instagram

Публикация от @druzhinina 19 Сен 2020 в 7:43 PDT

Приведет ли увлечение наших дизайнеров русскими кодами к интернациональному энтузиазму? Пока неясно. По последней мере, продукт должен откликнуться в российской душе — а как мы сами себя полюбим и узнаем, подтянутся все другие. Установка, что зарубежное постоянно лучше, больше не работает. Когда русские дизайнеры глядят на Запад, они упускают то ценное, что лежит у их прямо перед носом. К тому же цитирование чужого обозначает только одно — вторичность. Сейчас в моде в особенности ценны истории, основанные на местной культуре, — естественно, если они сопровождаются неплохим дизайном.

false7671300falsetruetrue{«width»:1000,»column_width»:26,»columns_n»:20,»gutter»:25,»line»:25}{«mode»:»page»,»transition_type»:»slide»,»transition_direction»:»horizontal»,»transition_look»:»belt»,»slides_form»:{}}{«css»:».editor {font-family: Helvetica; font-size: 16px; font-weight: normal; line-height: 24px;}»}

Источник: buro247.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий